Каталог статей /

Сарматы :: Военное дело

Сарматы · История · Быт и культура · Военное дело · Примечания · Литература и статьи · Официальный сайт ·


Сарматы считались прекрасными воинами, они создали тяжёлую конницу, их оружием были мечи и копья. Появившись сначала в Нижнем Поволжье, сарматский меч, длиной от 70 до 110 см, в скором времени распространился по всем степям. Он оказался незаменимым в конном бою.

Сарматы были серьёзными противниками для своих соседей. «…у сарматов имеет значение не один голос вождя: они все подстрекают друг друга не допускать в битве метания стрел, а предупредить врага смелым натиском и вступить в рукопашную» (Корнелий Тацит). Однако сарматы редко появлялись перед врагами пешими. Они всегда были на конях. «Замечательно, что вся доблесть сарматов лежит как бы вне их самих. Они крайне трусливы в пешем бою; но, когда появляются конными отрядами, вряд ли какой строй может им противиться».

Сарматы были очень ловкими воинами. Сарматы-воины были вооружены длинными пиками, носили панцири из нарезанных и выглаженных кусочков рога, нашитых наподобие перьев на льняные одежды. Они проезжали огромные пространства, когда преследовали неприятеля или когда отступали сами, сидя на быстрых и послушных конях, и каждый вел с собой ещё одну лошадь, или две. Они пересаживались с лошади на лошадь для того, чтобы давать им отдых.

Военное дело сарматов в работах античных авторов

Сарматское военное искусство для своего времени находилось на высоком уровне развития. Сарматскую стратегию и тактику, новейшие образцы вооружения перенимают скифы, боспорцы, и даже римляне. В процессе восточной экспансии с кочевыми племенами столкнулись сначала греческие, а после и римские колонисты. Греческие авторы уделяли больше внимания обычаям и истории варваров. Военное дело их интересовало в меньшей степени, поскольку их отношения с местным населением носил, скорее всего, мирный характер. Искусство войны сарматов по большей части осветили римские историки. В описаниях Сарматии прослеживается много традиционных и легендарных моментов. Так, к примеру, большая часть авторов I—II вв. нашей эры по традиции именует сарматов скифами или савроматами. До I в. до нашей эры нет прямых сведений о военном деле сарматов, но поскольку время первого активного выступления кочевников на исторической арене выпадает на IV—III вв. до нашей эры, то следует рассмотреть документы, косвенно повествующие о различных сферах военного дела номадов.

Краткие сообщения

Военные эпитеты и краткие упоминания о сарматах как о свирепых воинах появляются с I в. нашей эры в сочинениях поэтов и философов. Римский поэт Овидий, отправленный в 9 г н. э. в ссылку на черноморское побережье в город Тома, одним из первых упоминал о сарматах как о свирепых воинах и сравнивал их с Марсом (Скорбные элегии, V, 7).

Некоторые обычаи «скифов и подобных им племен» описал Луций Аней Корнут, философ стоической школы, живший во времена Нерона. Автор уделял внимание неукротимой справедливости и военным упражнениям кочевых племен. Писатель также упоминал почитание бога войны Ареса.

О родстве номадов с богом войны упоминал и Дионисий Периэгет. Его работы относятся к I—II вв. н. э. Латинский автор описывает кочевников живущих в близи Меотиды, и в их числе «племена савроматов, славный род воинственного Ареса» (Описание населенной земли, 652—710).

Поэт Гай Валерий Флакк Сетин Бальб оставил сведения, касающиеся «свирепой сарматской молодежи» и их «животного рева» (VI, 231—233).

Руфий Фест Авиен, писал о «свирепом сармате» обитавшим вокруг Тавра (Описание круга земного, 852—891). Клавдий Клавдиан упомянул сарматские конные отряды (Пангерик на третье консульство, VV, 145—150).

Евтропий, упоминал об истребленном в Сарматии легионе. Вдобавок к этому он писал о войнах Диоклетиана с сарматами (VII, 23; IX, 25).

Описания кочевой конницы и сарматских набегов

Аристотель оставил одно из наиболее ранних сведений, относящихся к «благородству и благонравности» кочевой конницы: «Говорят, что у скифского царя была однажды благородная кобылица, от которой все жеребята были очень хороши. Желая, чтобы она родила от самого лучшего из них, царь подвёл его к матери для случки, жеребец не хотел, но когда кобылицу закрыли, то, не заметив, вскочил на неё. Когда же после случки открыли голову кобылице, то жеребец, увидев её, убежал и бросился с утесов» (Истории о животных, IX, 47).

В III в. до н. э. Антигон Каристский, также упомянул историю скифской кобылице (Свод невероятных рассказов, LIV, 59). Следующим кто дал небольшую характеристику коннице воинственных сарматов был Овидий. Он описывает диких коней и «сарматов, опасных конём» (Скорбные элегии, III, 10).

Гай Плиний Секунд Старший пишет: «Сарматы, собираясь в долгий путь, накануне не кормят лошадей, а дают им лишь немного попить, и таким образом они, сидя верхом, продвигаются непрерывно на расстояние 150 миль…» (4, 162). Он упоминает рассказ Аристотеля о «скифской кобылице», и, кроме этого, пишет о том, что скифы отдают предпочтение использованию на войне кобылиц (4, 156, 165).

Полиен, описывая военную операцию сарматской царицы Амаги, отмечает, что воины её отряда имели при себе двух сменных лошадей и таким образом смогли преодолеть расстояние в 1200 стадий (VIII, 56).

Одним из последних авторов писавших о кочевой коннице был Клавдий Элиан. Им очередной раз повторяется аристотелевский «рассказ о скифской кобылице» (О животных, IV, 7).

Античные авторы, описывая сарматскую конницу, большое внимание уделяли таким качествам как выносливость и благородство. По сведениям писателей сарматские кони могли проходить за день до 150 миль, что приравнивается 220 км. Некоторые авторы упоминают сменных лошадей. Всё это позволяло кочевникам преодолевать значительные расстояния.
Овидий сообщает о том, что «враги налетают хищною стаей» (Скорбные элегии, V, 10), Иосиф Флавий описывает «стремительные набеги» сарматов на Мезию и на Мидию (О войне иудейской, VII, 4, 3; 7, 4).

Описания вооружения сарматов

Античные авторы большое внимание уделяли стрелам кочевников. Аристотель писал о рецепте скифского яда для стрел приготовленного из ехидны и человеческой крови (О чудесных случаях, 141). Почти дословно этот рассказ повторяет повествование Аристотеля, в его рассказе вместо компонента ехидны скифы используют змей (Рассказы о диковинах, 845а, 141).

Теофраст пишет о «смертоносных растениях, которыми смазывают стрелы». Как повествует античный ботаник, одни яды сразу убивают, от действия других человек умирает от истощения. (Теофраст, О растениях, XV, 2).

Огромное значение стрелам придает Овидий. Поэт неоднократно упоминает ядовитые крючковатые стрелы номадов (Скорбные элегии, III, 10; V, 7, 10; Письма с Понта, IV, 7, 10). Один колчан он даже отсылает в подарок своему другу Фабию Максиму с письмом (Письма с Понта, III, 8).

Павсаний повествует о сарматских костяных наконечниках стрел (Описание Эллады, I, 21, 5). Плиний Старший также пишет о том, что скифы смачивают ядом свои стрелы (Естественная история, 2, XI, 279). Об этом же пишет и Клавдий Элиан (О животных, IX, 15).

Описание традиционного оружия ближнего боя — меча и копья также представлено в работах античных авторов. Овидий пишет о сарматах вооружённых ножами (Скорбные элегии, V, 7). Иосиф Флавий упоминает сарматский меч (О войне иудейской, VII, 7, 4), Валерий Флакк описывает «управляющего огромной пикой сармата» (Аргонавтика, VI, 20), Павсаний пишет о костяных копьях (Описание Эллады, I, 21, 5). Клавдий Клавдиан также пишет о сарматских копьях (О консульстве Стилихона, I, 122).

Довольно часто античные авторы упоминают в своих работах об использовании сарматами аркана. Его использовали либо для захвата пленных, либо для сбрасывания всадника с коня. Иосиф Флавий пишет о попытке пленения арканом армянского царя Тринидада (О войне иудейской, VII, 7, 4). Павсаний отмечает то, что «на врагов сарматы накидывают арканы и после, повернув лошадей вспять, опрокидывают попавших в арканы» (Описание Эллады, I, 21, 5).
Наиболее позднее упоминание об использовании кочевниками арканов встречается у епископа Македонского Амвросия, жившего в V веке н. э. Епископ пишет о том что «аланы искусны в обычае накинуть петлю на шею врага» (О разрушении Иерусалима, V).

Первое упоминание, относящееся к защитному вооружению кочевников, принадлежит Теофрасту Эресскому. В трактате «О водах» он пишет: «Таранд водится в Скифии или Сарматии, мордою похож на оленя… Кость его обтянута кожей, откуда и растёт шерсть. Кожа толщиной в палец и очень крепка, потому её высушивают и делают панцири» (О водах, 172).

Интересное описание доспеха оставил Павсаний: «Панцири делают они следующим образом: каждый из них держит много лошадей…. Лошадей они употребляют не только для войны, но и приносят в жертву туземным богам и употребляют в пищу. Их копыта они собирают, очищают, разрезают и делают из них нечто вроде змеиной чешуи. Кому не случалось видеть змеи тот, наверное, видел ещё зелёные сосновые шишки, итак с бороздками, виднеющимися на сосновых шишках можно, пожалуй, безошибочно сравнить то, что делают из копыт. Эти пластинки они просверливают, сшивают лошадиными и бычьими жилами и употребляют в качестве панцирей, которые ни красотой, ни крепостью не уступают эллинским, они выдерживают даже удары и раны, наносимые в рукопашной» (Описание Эллады, I, 21, 5).

Клавдий Элиан аналогично Теофрасту описывал животное Таранд, но в его рассказе кочевники обтягивали шкурой щиты, а не делали из неё панцири (О животных, II, 16).

Полномасштабные описания военного дела и военных обычаев сарматов

Страбон описывает разгром 50 тысячного войска «воинственных» роксоланов, и, кроме этого, отмечает и то, что кочевники «носят шлемы и панцири из сырой воловьей кожи и сплетённые из прутьев щиты, а наступательным оружием им служат копья, лук и меч» (VIII, 3, 17). Географ приводит численность войск сираков и аорсов, пишет о господстве последних над большей частью каспийского побережья (V, 8).

Публий Корнелий Тацит повествует о неудачном сарматском набеге на Мезию в 69 году н. э. (История, I, 79). Упоминая, что мало кто может противостоять конным сарматским ордам, Тацит описал разгром девятитысячного войска кочевников вспомогательными силами третьего легиона. В описании вооружения сарматов Тацит упоминает пики и длинные мечи, которые сарматы держат обеими руками, а также тяжёлые панцири вождей и знати, состоящие из пригнанных друг к другу пластин или из самой твёрдой кожи. При этом он уточняет, что кочевники совсем не пользуются щитами.

Большое значение имеют труды римского историка и выдающегося государственного деятеля Флавия Арриана, управлявшего в 131—137 годах Каппадокией. В 135 году Арриан «отражает» аланский набег. Следует отметить, что битва римских легионов с сарматами не состоялась — армия Каппадокии выступила к восточной границе, а кочевники решили не рисковать и отступили. В результате «столкновения с аланами» у Арриана родился интерес к своим противникам и он посвятил событиям 135 года «Диспозицию против Аланов». Описывая сценарий несостоявшейся битвы, Арриан характеризует сарматское вооружение и тактику (Диспозиция против аланов, 17, 28, 30, 31). Сарматы у Арриана пользуются щитами и пиками, облачены в доспехи, используют различные тактические приёмы во время боя — ложное отступление, захват в кольцо.

Ещё одно произведение Арриана также повествует о военном деле сарматов (Тактика, 47, 16,6, 35,3). В «Тактике», историк упоминает всадников, вооружённых дротиками и атакующих на аланский манер, клинообразные построения кочевой конницы, а также воинские значки в виде драконов. Знамёна «не только своим видом причиняют удовольствие или ужас, но полезны и для различения атаки и для того, чтобы разные отряды не нападали один на другой».

Аммиан Марцеллин описывал некоторые военные обычаи сарматов. С самого рождения кочевники учатся верховой езде, постоянно тренируются, поклоняются мечу. У них считается счастливым тот, кто испускает дух в сражении. Также Марцеллин даёт описание обычая скальпирования врагов и украшения этими скальпами сарматских лошадей.

  • Russian to English Russian to German Russian to French Russian to Spanish Russian to Italian Russian to Japanese

Информация на сайте из открытых источников. Основа ВикипедиЯ. | Пожалуйста, внимательно прочитайте эту страницу!